Государственный мемориальный и природный музей-заповедник И.С. Тургенева «Спасское-Лутовиново»
Государственный мемориальный и природный
­ ­ музей-заповедник И.С. Тургенева «Спасское-Лутовиново
банеры для сайта
slider1
slider2
DSC_0111
банеры для сайта
Безымянный-1
Тел.: 8(48646)6-72-14

НИМФЫ

Я стоял перед цепью красивых гор, раскинутых полукругом; молодой зелёный лес покрывал их сверху донизу. Прозрачно синело над ними южное небо; солнце с вышины играло лучами; внизу, полузакрытые травою, болтали проворные ручьи. И вспомнилось мне старинное сказание о том, как, в первый век по рождестве Христове, один греческий корабль плыл по Эгейскому морю. Час был полуденный… Стояла тихая погода. И вдруг, в высоте, над головою кормчего, кто-то явственно произнес: — Когда ты будешь плыть мимо острова, воззови громким голосом: «Умер Великий Пан!» Кормчий удивился… испугался. Но когда корабль побежал мимо острова, он послушался, он воззвал: — Умер Великий Пан! И тотчас же, в ответ на его клик, по всему протяжению берега (а остров был необитаем) раздались громкие рыданья, стоны, протяжные, жалостные возгласы: — Умер! Умер Великий Пан! Мне вспомнилось это сказание… и странная мысль посетила меня. «Что, если и я кликну клич?» Но в виду окружавшего меня ликования я не мог подумать о смерти — и что было во мне силы закричал: — Воскрес! Воскрес Великий Пан! И тотчас же — о чудо! — в ответ на моё восклицание по всему широкому полукружию зелёных гор прокатился дружный хохот, поднялся радостный говор и плеск. «Он воскрес! Пан воскрес!» — шумели молодые голоса. Всё там впереди внезапно засмеялось, ярче солнца в вышине, игривее ручьев, болтавших под травою. Послышался торопливый топот легких шагов, сквозь зелёную чащу замелькала мраморная белизна волнистых туник, живая алость обнажённых тел… То нимфы, нимфы, дриады, вакханки бежали с высот в равнину… Они разом показались по всем опушкам. Локоны вьются по божественным головам, стройные руки поднимают венки и тимпаны — и смех, сверкающий, олимпийский смех бежит и катится вместе с ними… Впереди несется богиня. Она выше и прекраснее всех, — колчан за плечами, в руках лук, на поднятых кудрях серебристый серп луны… Диана, это — ты? Но вдруг богиня остановилась… и тотчас, вслед за нею, остановились все нимфы. Звонкий смех замер. Я видел, как лицо внезапно онемевшей богини покрылось смертельной бледностью; я видел, как опустились и повисли её руки, как окаменели ноги, как невыразимый ужас разверз её уста, расширил глаза, устремленные вдаль… Что она увидала? Куда глядела она? Я обернулся в ту сторону, куда она глядела… На самом краю неба, за низкой чертою полей, горел огненной точкой золотой крест на белой колокольне христианской церкви… Этот крест увидала богиня. Я услышал за собою неровный, длинный вздох, подобный трепетанию лопнувшей струны, — и когда я обернулся снова, уже от нимф не осталось следа… Широкий лес зеленел по-прежнему, — и только местами сквозь частую сеть ветвей виднелись, таяли клочки чего-то белого. Были ли то туники нимф, поднимался ли пар со дна долин — не знаю. Но как мне было жаль исчезнувших богинь! Декабрь, 1878