Государственный мемориальный и природный музей-заповедник И.С. Тургенева «Спасское-Лутовиново»
Государственный мемориальный и природный
­ ­ музей-заповедник И.С. Тургенева «Спасское-Лутовиново
акварель
Праздник Т2
вел
банеры для сайта
Безымянный-1
год э
форум 2017
Тел.: 8(48646)6-72-14

СТАРУХА

Я шёл по широкому полю, один. И вдруг мне почудились лёгкие, осторожные шаги за моей спиною… Кто-то шёл по моему следу. Я оглянулся — и увидал маленькую, сгорбленную старушку, всю закутанную в серые лохмотья. Лицо старушки одно виднелось из-под них: жёлтое, морщинистое, востроносое, беззубое лицо. Я подошел к ней… Она остановилась. — Кто ты? Чего тебе нужно? Ты нищая? Ждешь милостыни? Старушка не отвечала. Я наклонился к ней и заметил, что оба глаза у ней были застланы полупрозрачной, беловатой перепонкой, или плевой, какая бывает у иных птиц: они защищают ею свои глаза от слишком яркого света. Но у старушки та плева не двигалась и не открывала зениц… из чего я заключил, что она слепая. — Хочешь милостыни? — повторил я свой вопрос. — Зачем ты идешь за мною? — Но старушка по-прежнему не отвечала, а только съежилась чуть-чуть. Я отвернулся от неё и пошёл своей дорогой. И вот опять слышу я за собою те же лёгкие, мерные, словно крадущиеся шаги. «Опять эта женщина! — подумалось мне. — Что она ко мне пристала? — Но я тут же мысленно прибавил: — Вероятно, она сослепу сбилась с дороги, идёт теперь по слуху за моими шагами, чтобы вместе со мною выйти в жилое место. Да, да; это так». Но странное беспокойство понемногу овладело моими мыслями: мне начало казаться, что старушка не идёт только за мною, но что она направляет меня, что она меня толкает то направо, то налево, и что я невольно повинуюсь ей. Однако я продолжаю идти… Но вот впереди на самой моей дороге что-то чернеет и ширится… какая-то яма… «Могила! — сверкнуло у меня в голове. — Вот куда она толкает меня!» Я круто поворачиваю назад… Старуха опять передо мною… но она видит! Она смотрит на меня большими, злыми, зловещими глазами… глазами хищной птицы… Я надвигаюсь к её лицу, к её глазам… Опять та же тусклая плева, тот же слепой и тупой облик… «Ах! — думаю я… — эта старуха — моя судьба. Та судьба, от которой не уйти человеку!» «Не уйти! не уйти! Что за сумасшествие?.. Надо попытаться». И я бросаюсь в сторону, по другому направлению. Я иду проворно… Но лёгкие шаги по-прежнему шелестят за мною, близко, близко… И впереди опять темнеет яма. Я опять поворачиваю в другую сторону… И опять тот же шелест сзади и то же грозное пятно впереди. И куда я ни мечусь, как заяц на угонках… всё то же, то же! «Стой! — думаю я. — Обману ж я её! Не пойду я никуда!» — и я мгновенно сажусь на землю. Старуха стоит позади, в двух шагах от меня. Я её не слышу, но я чувствую, что она тут. И вдруг я вижу: то пятно, что чернело вдали, плывет, ползет само ко мне! Боже! Я оглядываюсь назад… Старуха смотрит прямо на меня — и беззубый рот скривлен усмешкой… — Не уйдёшь! Февраль, 1878