Государственный мемориальный и природный музей-заповедник И.С. Тургенева «Спасское-Лутовиново»
Государственный мемориальный и природный
­ ­ музей-заповедник И.С. Тургенева «Спасское-Лутовиново
акварель
Праздник Т2
вел
банеры для сайта
Безымянный-1
год э
форум 2017
Тел.: 8(48646)6-72-14

ПОСЛЕДНЯЯ СЦЕНА ПЕРВОЙ ЧАСТИ «ФАУСТА» ГЕТЕ

ПОСЛЕДНЯЯ СЦЕНА

ПЕРВОЙ ЧАСТИ «ФАУСТА» ГЕТЕ

Тюрьма

 Фауст

(с связкой ключей и лампадой перед небольшой

      железной дверью)

Я чувствую тревожное волненье…

Всей скорбию земной душа моя полна;

Вот здесь она — в тюрьме… И что же?

Заблужденье

Простосердечное — вот вся ее вина.

Ты мешкаешь? Ты медлишь к ней идти?

Иль увидать ее боишься ты?

Решайся же… ей смерть грозит… Скорей!

(Он схватывается за замок. В тюрьме раздается песенка.*)

 

Фауст (отпирая)

 

Она не чувствует, что близок милый к ней,

И слышит шум соломы, звук цепей.

(Он входит.)

 

Маргарита (прячась на постели)

 

Они пришли… Смерть! смерть! О боже мой!

 

Фауст (тихо)

 

Тс! тише! Я пришел тебя спасти.

 

Маргарита (валяясь у ног его)

 

О, если ты не зверь, так сжалься надо мной!

 

Фауст

 

Тс! Криком сторожей разбудишь ты!

(Он берется за ее цепи.)

 

Маргарита (на коленях)

 

Кто дал тебе право, палач, приходить

Так рано за мною?

О, сжалься! дай мне сегодня пожить —

Возьми меня завтра поутру… с зарею…

(Она встает.)

Я так еще молода, молода —

И вот уже я умереть должна…

Была, говорят, не совсем я дурна —

Меня ты сгубила, моя красота!

Был близок друг… но теперь он далек —

Цветы все завяли… разорван венок.

Не трогай меня! Не берись за меня!

О, сжалься! чем я тебя оскорбила?

Неужто тебя я напрасно молила?

Я в первый раз в жизни вижу тебя.

 

Фауст

 

Снесу ли я эти муки?

 

Маргарита

 

Смотри — тебе вся отдаюся я в руки…

Позволь мне ребенка сперва покормить:

Мы целую ночь с ним не спали;

Я всё его грела… Они его взяли,

Они хотели меня огорчить —

И что же? Теперь говорят на меня,

Что будто его убила я.

Не быть мне веселой! не ведать мне радостной доли!

И вот — они песни поют про меня… Не грешно ли!

Старинная сказка так кончается —

Но разве ко мне она применяется?

 

Фауст (бросаясь к ее ногам)

 

Твой друг у ног твоих; твой друг тебя спасет…

Он из тюрьмы тебя с собой возьмет.

 

Маргарита (бросаясь тоже на колени)

 

О! станем молиться святым с тобой!

Под этим сводом, под этой плитой

Весь ад кипит…

Лукавый гремит

И злится и роет —

И воет…

 

Фауст (громко)

 

Гретхен! Гретхен!

 

Маргарита (прислушиваясь)

 

Это был его голос…

(Она вскакивает; цепи с нее спадают.)

Где он? Где он? Его слышала я…

Свободна я! Кто удержит меня?

В объятья его побегу я —

На грудь его упаду я!

Он сказал: «Гретхен!», в дверях он стоял…

Вдруг среди воя и адского плеска,

Злобного хохота, грозного треска

Любящий голос его прозвучал.

 

Фауст

 

Я здесь!

 

Маргарита

 

Ты здесь… О, повтори мне эти звуки…

(Обнимая его.)

Он… это он… куда девались муки

И ужасы цепей? тюрьмы?

Ты здесь! Пришел меня спасать?

Я спасена!

Я вижу улицу опять,

Где в первый раз сошлися мы,

И сад и дом,

Где с Марфой мы тебя, бывало, ждем.

 

Фауст

 

Пойдем, мой друг, пойдем.

 

Маргарита (ласкаясь к нему)

 

Побудь еще немного,

Так хорошо мне там, где ты бываешь…

 

Фауст

 

Спеши же, ради бога —

Ты нас погубить… ты меня терзаешь.

 

Маргарита

 

Что ж это? Ты меня не лобызаешь?

Мой друг, давно ль со мной ты разлучился —

И целовать уж разучился?

Что мне так страшно на груди твоей,

Когда, бывало, от твоих речей,

От взгляда твоего — всё небо разверзалось…

И ты меня так обнимал, что я

Чуть-чуть не задыхалась!..

Поцелуй же меня —

Не то я поцелую тебя!

(Она его обнимает.)

О горе! как губы твои холодны, безответны…

Что же сделалось с твоей любовью?

Кто лишил меня твоей любви?

(Она от него отворачивается.)

 

Фауст

 

Мой ангел, ободрись — не унывай напрасно;

Тебя ласкать я буду страстно —

По-прежнему… пойдем, прошу тебя, пойдем.

 

Маргарита (оборачивается опять к нему)

 

Да ты ль это? Да точно ль это ты?

 

Фауст

 

Я! я! пойдем!

 

Маргарита

 

С меня ты цепи снял;

Меня опять в свои объятья взял…

О, как же ты меня не избегаешь?

И знаешь ли ты, друг, кого спасаешь?

 

Фауст

 

Скорей… уже редеет мрак ночной…

 

Маргарита

 

Я мать свою убила —

Ребенка утопила.

Ведь он был твой… да — твой и мой…

Твой… это ты… всё верить не могу я…

Дай руку мне — нет, точно нет — не сплю я…

Ах, эта милая рука!.. скорей

Утри ее… она сыра — на ней

Я вижу кровь — смотри, пятно какое!

Спрячь эту шпагу… О! что сделал ты?

 

Фауст

 

Оставь прошедшее в покое —

Меня погубишь ты.

 

Маргарита

 

Нет… нет… ты должен остаться, мой милый…

Хочу описать тебе наши могилы.

Об них ты завтра, до ранней зари,

Мой друг, позаботься — смотри.

Родную на первом схоронишь ты месте…

И брата с ней вместе…

Меня в стороне —

Но не слишком далеко —

И буду лежать одиноко,

Малютку на грудь ты положишь ко мне.

Когда я к тебе прислонялась, бывало,

Какое блаженство меня проникало…

Теперь — не могу я предаться вполне;

Как будто должна я себя принуждать,

Как будто не хочешь меня ты ласкать…

И это ты… и так приветно ты глядишь…

 

Фауст

 

Сама ж ты говоришь,

Что это я… пойдем, мой друг, пойдем…

 

Маргарита

 

Куда?

 

Фауст

 

На волю.

 

Маргарита

 

В гроб? Пойдем,

И если смерть за дверью ждет — пойдем

Отсюда… и в могилу — на покой…

Ни шагу дальше.

Но ты уходишь, Генрих…

О, если б я могла идти с тобой!

 

Фауст

 

Ты можешь… посмотри: раскрыта дверь.

 

Маргарита

 

Я не хочу уйти. Чего мне ждать теперь?

Какие радости теперь нас ожидают?

Бежать… к чему? Они меня поймают…

А милостыней жить так тяжело —

Особенно, когда на совести легло…

Так тяжело в чужой земле скитаться!

И не могу ж я вечно укрываться.

 

Фауст

 

С тобой останусь я.

 

Маргарита

 

Скорей, скорей

Спаси твое дитя.

Скорей ступай

Вверх по ручью,

Всё по дорожке

И прямо в лес…

Налево, где доска лежит, —

В пруду…

Хватай его, хватай —

Оно подняться хочет…

Оно еще бьется —

Спаси, спаси!

 

Фауст

 

Опомнись, Гретхен,

Лишь шаг один — свободна ты!

 

Маргарита

 

Как мне б эту гору скорее пройти!..

Там мать на камне сидит одна —

Холодная дрожь по мне пробегает…

Там мать на камне сидит одна

И всё головою кивает.

Кивает, качает — устала она…

Она так долго спала, спала;

Она пробудиться никак не могла…

Никто не мешал нам с тобой целоваться —

Такого блаженства теперь не дождаться!

 

Фауст

 

Напрасны мольбы… решился я!

Унесу я тебя!

 

Маргарита

 

Оставь меня —- нет! Не позволю я! Нет!

Не берись за меня ты со всей твоей силой…

В угоду тебе я всё делала, милый…

 

Фауст

 

Да вот уж и день… загорается свет…

 

Маргарита

 

Светает… последний день настал,

День свадьбы нашей… о да!

Не сказывай ты никому, что бывал

У Гретхен… не то — беда!

Что ж делать!.. Судьба!..

Мой друг, я увижу тебя…

Тогда мы с тобою не станем плясать…

Толпа теснится… толпы не слыхать…

Все лица безмолвны —

Все улицы полны —

Набат звучит, махнул судья —

Как вяжут они, как хватают меня.

И вот уже к плахе привязана я…

Топор размахнулся…

Затылок у каждого вдруг содрогнулся —

Безмолвно весь мир лежит, как могила.

 

Фауст

 

Зачем я родился!

 

Мефистофель (показываясь в дверях)

 

Ко мне! не то вы пропали —

О чем вы так долго болтали…

Наши кони храпят —

Чуют утро, домой хотят.

 

Маргарита

 

Что там из земли поднялось? Взгляни —

Вот этот… вот… прогони ты его, прогони —

Зачем он в святое место зашел?

За мной он пришел!

 

Фауст

 

Ты будешь жива — я клянусь!

 

Маргарита

 

О божий суд! Я тебе предаюсь!

 

Мефистофель

 

Скорей… обоих вас брошу я.

 

Маргарита

 

Отец, я твоя! Спаси меня!

Небесные силы, меня окружите!

Вы, ангелы! меня защитите!

Генрих, ты страшен мне.

 

Мефистофель

 

Она осуждена!

 

Голос с вышины

 

Она спасена!

 

Мефистофель

 

Ко мне!

(Исчезает с Фаустом.)

 

Голос извнутри (замирая)

 

Генрих… Генрих…

 

ПОСЛЕДНЯЯ СЦЕНА

ПЕРВОЙ ЧАСТИ «ФАУСТА» ГЁТЕ

Печатается по тексту первой публикации.

Впервые опубликовано: Отеч Зап, 1844, т. XXXIV, № 6, отд. I, с. 220—226, с подписью «Т. Л.» и датой «Сентябрь. 1843».

В собрание сочинений впервые включено в издании: Т, ПСС, 1898 («Нива»), т. IX, с. 284-292.

Автограф неизвестен.

Датировано сентябрем 1843 г.

По свидетельству Ф. Боденштедта, «Фауст» был особенно любим писателем: «… первую часть его он знал почти всю наи­зусть» (Рус Ст, 1887, № 5, с. 471).

Об интерпретации Тургеневым последней сцены см. в статье 1844 г. «Фауст, трагедия. Соч. Гёте» (наст, том, с. 214). Перевод Тургенева был высоко оценен Белинским. В статье «Русская литература в 1844 году» критик писал: «К числу замечательных явлений <…> принадлежит отрывок из „Фауста“, переведенный г. Т. Л.» (Белинский, т. VIII, с. 485).

При переводе Тургенев опустил песню Маргариты (после ст. 7), сославшись в подстрочном примечании на перевод этой песни, сделанный Э. И. Губером (1814—1847):

Как негодница мать                                     Кости в яму снесла;

Убила меня;                                                  А как стала потом

Как отец, старый плут,                                Легкой пташечкой я;

Съел родное дитя;                                        Взвейся, пташка моя!

Как малютка сестра

(Фауст. Сочинение Гёте. Перевод Эдуарда Губера.
СПб., 1838, с. 226).

Ст. 55. Вдруг среди воя и адского плеска… — В тексте Отеч Зап — опечатка, повторенная в издании Т, ПСС, 1898 («Нива»). «Вдруг среди вод и адского плеска». В подлиннике: «Mitten durchs Heulen und Klappen der Holle» (Среди воя и адского лязганья).

Ст. 192. Зачем он в святое место зашел?— В тексте Отеч Зап опечатка, повторенная в издании Т, ПСС, 1898 («Нива»): «Зашел он в святое место зашел?»  В подлиннике: «Was will der an dem heiligen Ort?» (Чего он хочет в священном месте?) В повести «Фауст» (1856) этот и следующий стих, в не­сколько другом переводе, произносит перед смертью Вера: «Чего хочет он на освященном месте. Этот… вот этот» (наст, изд., Сочинения, т. V).


* Старинную немецкую песенку, которую Гёте вложил в уста Маргариты, я

не  решился  перевести,  потому  что,  по-моему,  В переводе она теряет свой

характер  и  является  каким-то фантастически лирическим излиянием. Впрочем,

перевод  г-м  Губером  этой  песни  —  довольно  верен.  Т.  Л.  (Примечание

Тургенева).